+7 (499) 246-81-75
Касса театра закрыта с 13 июля по 12 августа. С 13 августа по 1 сентября касса будет работать ежедневно с 11-00 до 18-00 без перерыва

Елена Камбурова: «Хочу начать серию спектаклей — нерукотворных памятников тем, кто мне дорог»

- Велика ли разница между тем, каким вы задумывали «Театр музыки и поэзии Елены Камбуровой», и тем, каким он стал?

— Разница огромная. Масштаб жизни нашего сегодняшнего театра превзошел мои самые смелые мечты. Вначале я хотела, чтобы это был дом, приют для людей, сходных со мной по мироощущению, работающих в жанре песни и художественного чтения, и наших зрителей. Первый спектакль был посвящен французскому шансонье Жаку Брелю «Здравствуйте, Жак Брель!». Еще был «Роман в письмах» по Пушкину. Но первой настоящей ласточкой стали «P. S. Грезы» по произведениям Шуберта и Шумана. Задумали его наши музыканты Олег Синкин и Александр Марченко, прошло какое-то время, был первый неудачный вариант постановки. А когда пришел Иван Поповски со своей неуемной фантазией, чувством пространства, я вдруг увидела, что оба наших суперкамерных зала крылья обретают. В спектакле «P. S. Грезы» подобрался ансамбль из музыкантов и четырех певиц — это Ирина Евдокимова, Анна Комова, Елена Веремеенко, Елена Пронина. Этот состав, более расширенный, перешел в «Абсент», где представлен французский шансон и классика (Равель, Дебюсси, Форе). Скоро будет официальная премьера спектакля «Времена...Года...», который задумывался как «Времена года» — там музыкальной основой послужила музыка Вивальди, Чайковского и Пьяццоллы. Первый раз спектакль уже сыграли — на фестивале в Македонии, где он имел большой успех. Давно хочу начать серию спектаклей — нерукотворных памятников тем, кто мне дорог (Давид Самойлов, Юрий Левитанский). Первый такой спектакль, «Капли Датского короля», посвящен творчеству Булата Окуджавы.

— Чем вы довольны и недовольны в работе своего театра?

— Плюсов много. Здесь уютно и зрителям, и актерам. В день спектакля певцы, музыканты приходят сюда пораньше и уходят попозже, а некоторые здесь, что называется, пропадают. Как во всяком театре, у нас есть сложности, но, я надеюсь, мы их преодолеем. У нас маленькие залы, мы не хотим ставить заоблачные цены на билеты, соответственно, и зарплаты небольшие. Но человек должен получать и душевный гонорар от работы. Иногда кто-то находит место, где больше платят, но в основном люди, попав к нам, остаются и никуда не хотят уходить. Я кланяюсь всем нашим работникам. Некоторые зрители не пропускают все наши спектакли, пересматривают их.

— Откуда вы знаете, что зрители приходят по нескольку раз?

— Сами подходят к нам, из Интернета узнаю. На нашем сайте кто-то пишет, что был десять раз на «Каплях Датского короля». Делятся своими впечатлениями. Иногда их отзывы более щедры и эмоционально насыщенны, чем официальные рецензии.

— Кого из коллег вы хотели бы видеть на своей сцене?

— У нас проходят вечера художественного чтения Антонины Кузнецовой и Рафаэля Клейнера. Как радовался Сергей Юрский на своем вечере тому, что публика ждет стихов. «Нездешние вечера» — это встречи с творческими личностями (Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Юрий Арабов, Людмила Петрушевская, Валерий Золотухин). Хочу, чтобы регулярно выступал Валентин Непомнящий. Я бегала на его вечера в Пушкинском музее. Было ощущение, что он из круга пушкинских друзей, и все произошло только что. Хочется, чтобы с песенными вечерами приходили драматические актеры. Многие не работают в этом жанре, потому что нет стимула. Например, Игорь Гордин востребован, слава богу, у нас он играет в «Счастливых дорогах». Я почувствовала его песенный потенциал, он провел здесь свой песенный вечер, это действительно было интересно.

— Вы участвуете в подготовке спектаклей и вечеров, что идут на вашей сцене?

— Иногда внедряюсь, ненавязчиво высказываю свои ощущения. Самый большой мой вклад, конечно, в спектакль «Капли Датского короля». Стараюсь ходить на все спектакли. Так как я довольно много езжу на гастроли, из-за моего отсутствия здесь некоторые выступления откладываются.

— Не устали ли вы от административной работы?

— Конечно, но у меня она щадящая. У нас в театре прекрасный директор — Борис Смбатович Меликджанов, администрация. Многим актерам, певцам, авторам кажется, что они подходят для нашего театра, поэтому многое приходиться отслушивать. Любой сольный концерт, когда ты чувствуешь, что он был не напрасно, дает силы. Когда Олег Кудряшов ставил «Антигону», я не очень верила, что из этого что-то получится. Там практически нет пения, почти год я входила в эту историю. Сейчас мне кажется, что это имело смысл, и многие моим зрителям тоже. Я его играю в нашем театре почти каждый месяц. Я счастлива, что нас поддерживает Управление культуры Москвы — и финансово, и морально. Когда мы только начинали, всем казалось: очередная певица устраивает театр, а театра-то и нет, но потом уверились, что мы - театр. Поддерживает нас и холдинг «МИЭЛЬ». В этом октябре они устраивают интересный фестиваль культуры и творчества «Город живой музыки» на сцене концертного зала «Мир» и предложили нам в нем участвовать. Мы с удовольствием приняли их предложение — специально к этому дню (18 октября) мы готовим некое театральное действо — Дивертисмент Театра Музыки и Поэзии, в котором будут и фрагменты из наших спектаклей, и мои песни. Режиссером этого дивертисмента будет Иван Поповски. Эта работа интересна нам еще и потому, мы выйдем в другое пространство, на большую сцену. Как показал опыт фестивалей, нашим спектаклям очень хорошо дышится на больших пространствах. А в нашем уютном, но крошечном театрике, нам уже становится очень и очень тесно. Вспоминаю долгую историю обретения этого помещения: сначала Юрий Михайлович Лужков дал нам зал на Калининском проспекте: 2400 метров, 700 мест. Два года были всякие сложности, да и я побаивалась такого большого помещения, я не из тех, кто будет его сдавать. Тогда мне стали предлагать разные варианты — и большие площади, только далеко. А когда я вошла в этот бывший кинотеатр, где мы находимся сейчас, увидела зальчик, мне так хорошо стало. Напротив Новодевичий монастырь. Я еще не знала, что этот дом построен на месте разрушенного храма. В конце концов, мы въехали в эти 440 кв м, тогда нам их хватало, а сейчас катастрофически не хватает площадей.

«Станиславский»
Елена Калашникова, 10.2008

Другие