+7 (499) 246-81-75
С 16 июля по 3 сентября Касса театра закрыта. Билеты на спектакли сентябрьского репертуара можно приобрести на нашем сайте.

«И понял я, что в мире нет затертых слов или явлений…». Театральная афиша, Елена Губайдулина

В спектакле о поэте, о его лирическом «я» нет отчетливого сюжета. Образы складываются в калейдоскоп воспоминаний, наблюдений, прозрений. Эпизоды перетекают друг в друга, как сновидения, случаи из чужих жизней, картины прошлых переживаний самого поэта. Рифмуются судьбы, встречи, разлуки… Три актера и два музыканта играют множество ролей и остаются самими собой. В единстве персонажей – стройность и законченность композиции.
Максим Севриновский – Давид. В костюме, в осанке – черты портретного сходства с Самойловым. Печальный, чуть сутулящийся интеллигент в массивных очках в каждом мгновении видит поэтическое событие. Прозорливо и мудро ценит случайности, отдает должное закономерностям. Его стихи – то зарисовки, то эссе, то маленькие сценки. Вот юноша (Данила Чванов) встречает девушку-мечту (Татьяна Пыхонина) на заснеженной остановке. Вот воин-освободитель победно шествует по Европе. Поэт пытается с ними заговорить, ведь и робкий парень, и бравый воин – это он сам много лет назад. Или только художественный вымысел?
«Но в памяти такая скрыта мощь, что возвращает образы и множит...» В спектакле сильна не только личная, но и культурная память. Среди персонажей возникают Пушкин, Шуберт, постаревший Дон-Жуан. Задумываясь о превратностях вдохновения, поэт ищет созвучия стихам в сложных симфониях. Звучат фонограмма и живое фортепиано (Андрей Булатов), гитара (Александр Марченко). С классикой соседствуют современные музыкальные темы.
Вода, камень, море – волшебные слова, скрывающие поток ассоциаций. Изменчивость и текучесть. Постоянство и твердость. Необъятность и неукротимость. Природа и космос умещаются на одной картине. На сцене – пейзаж со сломанной лодкой. Ее дно похоже то ли на театральные подмостки, то ли на дощатую пристань. На дальнем плане – школьная доска. Герои спектакля пишут на ней названия стихотворений. Но летучие смыслы не подчиняются учительской указке. Поймать лирическую волну Давида Самойлова возможно только на эмоциональном уровне. И постановка Олега Кудряшова такому настрою способствует в полной мере.

Театральная афиша
Елена Губайдуллина, 1.10.2015

Другие