+7 (499) 246-81-75
Касса работает ежедневно с 11.00 до 19.30. Билеты можно приобрести как за наличный расчет, так и по банковской карте
Напишите нам:

Ильдар Галеев - о премьере читакля "Турдейская Манон Леско"

Ильдар Галеев:
Мне особенно тяжело было решиться посмотреть этот спектакль.
Во-первых, потому что, как никто другой, я влюблен в этот текст, и готов порвать каждого, кто его представит как-то не так.
Помню, когда Филипп Дзядко предложил мне его озвучить голосом Наума Клеймана, я сразу же встал на дыбы. Ведь повествование, идущее от имени 30-летнего парня, голосом старца, да простит меня мэтр, никак не вписывается в авторскую, от лица героя, исповедь. Потом я подумал - ну хорошо, а тебя не смущает, что Рихтер в свои восемь десятков лет исполняет Шуберта, сочиненное им в его лучшие 30 лет как свое личное? Так что - возрасту не покорны чувств, эмоций всполохи и всплески.
Во-вторых. я совершенно не знаком с театром Елены Камбуровой. Для меня это что-то вроде - ты эхо…эхо… мы долгое эхо друг друга … Но оказалось - неплохая команда молодых, в меру амбициозных ребят, знающих, как и чем зацепить зрителя.
В третьих, я совсем не знал намерений режиссёра - а вдруг он из тех, кто пришел, наделал и убил? и все шло к тому, сужу хотя бы по секретности мероприятий, связанных с подготовкой премьеры.
И вот настал день и час икс. Первые минуты спектакля.
Главные актеры совершенно не похожи на тех, что описал их сочинитель.
Тексты … о ужас! там столько отсебятины, что туши свет (благо в зале только пара-тройка прожекторов, достаточно темно, чтобы прицелиться и пристрелить актеров).
И какой-то дикий темп в смене эпизодов, просто нарочито скорый, как-будто на подходе уже последний звонок, грохнет сцена, и тогда вся ваша хваленая пастораль накроется последним медным тазом.
Но… как-то неожиданно для себя я стал оттаивать. И в какой-то момент просто поплыл.
Все действо шло в сопровождении живого рояля, за которым орудовал сам автор постановки. На рояле лежала гора книг - фолиантов, похожих на тех, что я видел в квартире Хармса-Петрова. Откуда этим ребятам известно, что именно так и выглядит кабинет Всеволода Николаевича, не побывав там живьем? Петров спасался в свои тяжелые 1940-е именно фортепианной игрой и
чтением французских книг, а из русских - подготовленным его приятелем Беном Лившицем сборником «От романтиков до сюрреалистов» (1934).
И потом, давайте начистоту. Повесть «Турдейская Манон Леско» посвящена не кому-нибудь, а Михаилу Алексеевичу Кузмину. В эти дни ему как раз юбилей, так что, удивляясь своевременности премьеры текущему политическому моменту, дивлюсь также и умышленному оммажу «графу Калиостро», как его в своих мемуарах нарек Вс. Ник Петров.
Кузмин в свои лучшие годы развлекал своих гостей игрой на рояле и даже собственным исполнением вокальных произведений. Сам он был пленником позднего барокко, и всех, кто оказывался в его орбите, он буквально силком тащил в этот полон, без вариантов. Петров, юный кузмино-прелестник, очень тонко и точно воспроизвел эту формулу поклонения в общей его круга Belle Epoque в своей повести военных лет (1942-43). Но текст его наполнен духом кларизма - кузминского первооткрытия - когда в чистой, ясной последовательности событий и мизансцен творится нечто великое, необъяснимое, но априори понятное без лишних слов.
Вот так, такт за тактом (сложно произнести, но - факт), идет сценическая игра новой - петровской - Манон. Фортепьянно-виолончельной игре в Ватто-Пуссена противостоят недетские страсти. Молодой офицер с богатейшим культурным бэкграундом влюбляется в девушку «из простых». Он самозаворожен сложносочиненными им же референсами к веку осьмнадцатому, она - ищет плотской любви с мачо-мэном, а не с очкариком из гимназии. Сексапильно-интеллектуальный дуализм страданий героев пьесы передан в спектакле подчеркнуто невинно: офицер не то что не мацает свою вагонную кралю, а даже не может толком ее поцеловать. И всё неустанно бредит то ли марией антуанеттой, то ли марией антоновной из соседней коммунальной халупы.
Герои постоянно переходят на пение, как-будто знают, что их подслушивают «доброжелатели» - доброхоты, готовые настрочить на них донос. А пение спасает. Выдает в них умалишенцев, к которым неприменимы статьи уголовного кодекса.
Но арии эти - в духе той же «восемнашки» - игра продолжается, спиралью движется к кульминации. Автор спектакля - он же композитор - умело подстраивается стилистически, мелос уже не Баха, но еще не Бетховена. Исполнители показывают поразительную по силе и точности вокальную амплитуду - Петров, уверен, творчески соргастировал бы, услышь он такие мастерски совершенные партии своих прозогероев.
Сегодня дух барокко победил всех - и войну, о которой в спектакле мы узнаем лишь в самом финале, когда героиню разорвет снарядом в клочья, примерно как и в сегодняшние окаянные дни многих невинных жертв разнузданных вершителей судеб, и страх, о котором мы подозреваем по ходу пьесы, но витальная сила искусства в том качестве, коим нас главный герой напутствует, вспоминая всех - от Гомера до Бёклина - заставляет забыть о нём.
Барочность, с ее избыточной красотой и невообразимой роскошью, дух веселья в славной Аркадии, что кажется нам впереди, невзирая на кровь, пот и слезы, - все это и есть фундамент бытия, на котором и держится надежда и любовь. Спектакль четко указывает координаты этого счастья. Оно - внутри нас. Что бы вокруг нас не происходило.

Отдельное спасибо - 1. за живописность (прекрасный и точно подобранный сопровождающий экшн изоряд классического наследия).
2. за использование стихотворного творчества Петрова (не-турдейского по определению) в хитовом музыкальном обрамлении.
и 3. за храбрость, смелость переработки авторского текста в нечто живое и актуальное.

Всеволод Петров. «Турдейская Манон Леско». Спектакль по мотивам повести. Театр Елены Камбуровой. Режиссер - Денис Сорокотягин

Другие