+7 (499) 246-81-75
Касса работает ежедневно с 11.00 до 19.30. Билеты можно приобрести как за наличный расчет, так и по банковской карте
Напишите нам:

Критик Ольга Вайсбейн о спектакле СТИХИйный XXI век

«СТИХийный XXI век». Постановка, сценография, музыка Денис Скоротягин.
   Уже в названии задается настроение. Стихи и стихия. Размеренность, гармония и спонтанность, вихрь. И нерв 21 века.
   На сцене амфитеатром выстроены ступени. Сцена словно зеркалит зал. По этой лестнице герои спектакля будут подниматься и спускаться, проходя свой жизненнный путь, то воспаряя в небеса, то спускаясь в преисподнюю. На ступенях венские стулья, на которых актёры рассаживаются на разных уровень прежде чем отправиться в путь вместе со своими персонажами. В правом верхнем углу мини-оркестр из трех инструментов – виолончель (Людмила Антикона-Кабальеро), бас-гитара (Олег Белокуров), клавиши (Денис Сорокотягин).
   Спектакль составлен из текстов Веры Павловой, Елены Долгопят, Анны Русс, Ольги Седовой, Михаила Жванецкого, Александра Дельфинова, Анны Хитрик, Даны Сидерос, Андрея Кириллова, Веры Полозковой, Олега Ягодина, Дианы Арбениной, Дины Крупской, Елены Заостровцевой, Дмитрия Воденникова, Александра Бордукова и Дениса Сорокотягина. Все они указаны не только в программке, но их имена появляются на заднике в момент исполнения, за что моя отдельная благодарность режиссеру. Звучат песни на стихи Бориса Рыжего, самого Дениса Скоротягина, Олега Ягодина, Анны Хитрик.
   Разные голоса, ритмы, поэтические стили и вокальные номера  перекликаются, подхватывают друг друга, вступают в диалог, спорят. Ничего похожего на чтецкий вечер. Это цельный спектакль, и цельность ему придает прежде всего музыка. Она его главный герой, связующий смыслов, его горизонталь и вертикаль. Лирическая и скорбная, ироничная и насмешливая, поднимающаяся ввысь крещендо криком отчаяния и стремительно обрывающаяся, оставляя пространство для тихой радости или скорби.  
   Музыка звучит не только буквально, она в актерской манере исполнения текстов, без расцвечивания и нажима. Здесь в прозе обнаруживается музыкальность поэзии, и она звучит как верлибры, а в стихах проступает нарратив прозы.
   О чем эти тексты? О фантазиях и мечтах, одиночестве, предательстве, старости, любви, потерях, смерти, в общем, о жизни, как ни банально это звучит. Лирическую интонацию сменяет горькая ирония, которая вдруг неожиданно взрывается почти хармсовским абсурдом. Так, к примеру, меня поразило, каким ключом открывается Жванецкий в текстах «Замужем я…» и особенно «Она на его колене», где бесстрастная безынтонационная манера и монотонность исполнения усиливает и подчеркивает абсурд и гротеск.
   Жутковатая фантасмагория текста Сорокотягина «Ан Николавна» в исполнении Юлии Зыбцевой сменяется пронзительной исповедальностью его рассказа «Не забыть» (исполнитель Евгений Вальц), в котором герой рассказывает о случайно подслушанных (дедушка забывает выключать телефон после разговора с внуком) разговорах дедушки и бабушки.
   В самом начале спектакля Роман Калькаев врывается из зала на сцену с рассказом Елены Долгопят «Дым» в котором герой, заснувший с тяжестью на сердце, проснулся «отчего-то счастливый, легкий, спокойный […]. Удивительное утро, благостное, ни одного злого взгляда или хотя бы хмурого. В метро уступают друг другу место. Носятся с забытым кем-то кошельком, волнуются. Не люди, ангелы […]. Уснул с легким сердцем, а проснулся как будто в угарном дыму, как прежде. Все вернулось на круги своя, увы и ах. Ученые (британские) установили, что накануне был выброс из очнувшегося вдруг вулкана, и какое-то уникальное вещество оказалось в составе облака, рассеявшегося по всей земле. Вещество они окрестили добрым духом и не теряют надежды добыть или синтезировать.» Иронически-горькая интонация рассказа сменяется резкой болезненной нотой в песне на стихи Бориса Рыжего «Я пройду, как по Дублину Джойс», откликнется трагедией разобщенности в «Письмах на соседнюю подушку» Веры Павловой и отчаянием женского одиночества при живом муже в стихотворении «Моя подруга пишет замечательные посты» Анны Русс в исполнении Виктории Тихомировой.
Одни сюжеты перетекают в другие, прерываются и вновь всплывают лейтмотивами, а череду драм, одиночеств, разрывов и нестроений прошивает пронзительный лирический рассказ Сорокотягина «Kyrie» - история двух влюбленных (изумительный дуэт Вера Бабичева  и Александра Бордукова), начавшаяся в юности и прошедшая через всю жизнь. Она его вечная фея с наивными распахнутыми в романтичном платье с пышной юбкой и красивой романтической шляпке, вспоминая о которой герой надевает на возлюбленную треуголку из газеты. А после смерти любимого Вера хочет построить над его могилой навес, чтобы защитить от всех бурь и непогод…
Этот чистый трагический звук спектакля сменяется резким, жестким монологом Иуды («Баллада о счетах» Елены Заостровцевой) в блистательно остром исполнении Евгения Вальца: « …Предал я. / Да, такова судьба моя – предать был кто-то должен!... А вы – безгрешнее меня? А ноша вечная моя вас не прельщает?!» - бросает актер в зал.
   Нет, мы точно не лучше, а сегодня кажется, что даже хуже. Вся надежда на ученых, которые найдут или синтезирует вещество под названием «Добрый дух».
    Формат фейсбучного поста не позволяет рассказать о всех сюжетах и актёрских работах, из которых плетётся сложный узор спектакля. Но не могу не перечислить его участников, они все прекрасны. Вот их имена: Вера Бабичева, Александр Бордуков, Евгений Вальц, Юлия Зыбцева, Роман Калькаев, Александр Кольцов, Анна Комова, Виктория Тихомирова.
    У всех исполнителей прекрасные голоса, и все женщины здесь изумительно красивы.
    А человек-оркестр Денис Сорокотягин не перестаёт меня удивлять многогранностью, искренностью и чистотой своего дара. …

Другие