+7 (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 19.30. с Пн. по Пт. В субботу и воскресенье с 11.00. до 18.00.

Круг жизни. "Московский ритм", Ольга Игнатюк

Продолжая цикл своих постановок в Театре Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой, Иван Поповски создал фреску на музыку И. С. Баха под названием «Земля».
В баховских «Страстях по Матфею», «Страстях по Иоанну», прелюдиях и фугах «Хорошо темперированного клавира», ораториях, мессах и кантатах, в общем-то, закодирована вся жизнь человека, в её неразрывном единении с небом и землёй — и, конечно же, с вечностью. Об этом единении и рассказал режиссёр, показав нам под музыку Баха весь круг человеческой жизни.
Начинается он, совершенно внезапно для нас, со смерти — к которой человек обычно совсем не готов! Но под “Kyrie eleison” нас резко погружают в полную тьму, раздаётся стук молотков, заколачивающих гроб, а потом оставшийся где-то далеко вверху кусочек света забрасывают землёй. Вот и всё. Ну что ж, значит, теперь уже ничего не страшно.
И теперь мы уже где-то в потусторонних сферах. Мы в песчаной пустыне. И мы успеваем заметить, как наши души в виде светящихся фонариков улетают к небесам — меж тем руки, ещё не осознавшие небытия, вырываются сквозь песок, тянутся вверх, к недавней жизни…
Но вот на голой песчаной земле, уже вместо нас, возникают новые люди, отделившись от этой земли, как её естественная часть. Они осуществляют новую попытку жизни, создавая свои новые миры, без устали рисуя и вылепливая их на песке. Тут возникает и вечное «древо жизни», и небо с плывущими облаками, и горы, и реки, и озёра, и даже океан. И зимний город в рождественскую ночь. И парус для морских путешествий. Словом, бесконечные картины бытия, которые упорно выстраивает для себя человек, если ему повезло родиться.
Но жизнь и сама по себе великий скульптор, создающий бесконечность бытия. И это нам тоже дают понять со всей очевидностью.
Все эти «пейзажи бытия» рисуют, лепят, разрушают и снова строят пятеро персонажей — Елена Веремеенко, Анна Комова, Евгения Курова, Антон Иванов и Евгений Астафуров — не произносящих ни слова и лишь поющих баховские партитуры. Однако им удаётся представить для нас целый круг человеческой жизни — под землёй, в земле, на земле — поистине став её частью и порой сливаясь с ней в доказательство того, что все мы дети земли.
И во всех этих «миражах жизни», движущихся перед нами, возникает бесконечная цепь философских образов: о «золотом дожде жизни» и жизни, уходящей в песок, о шекспировских «пузырях земли», об «океане бытия», о «человеке на голой земле», о бренности всего живого и воспроизводящей себя, вечной материи. В результате чего мы ощущаем и свою причастность, своё единство с законами бытия. Когда же пятеро вокалистов в положенный им срок навсегда растворяются в земле, в «песочницу жизни» залезает маленький белокурый мальчишка и снова начинает лепить песочные города.

Московский ритм
Ольга Игнатюк, 23.04.2013