+7 (499) 246-81-75
Касса театра закрыта с 13 июля по 12 августа. С 13 августа по 1 сентября касса будет работать ежедневно с 11-00 до 18-00 без перерыва

Песни для своих. Авторская песня в ресурсах глобальной сети

Песни для своих
Авторская песня в ресурсах глобальной сети

Мой незнакомый читатель! На спор могу составить ваш портрет —сказать, что вы за человек по тому, что вы напеваете в ванной по утрам. Не верите? Обращайтесь!

Пуля дырочку найдет
Длинный деревянный стол через весь зал делит нас на актеров и зрителей. На столе — фрукты, зелень, вино в глиняных кувшинах. Потом, в конце спектакля, актеры разольют его по простым стаканам и раздадут зрителям. А пока они поют. Каждая песня — алаверды предыдущей и обещание последующей. Все есть связь: судьба, судьбы, судьбе… Подпеваем и мы - неуверенно, не в тон. Но как сдержаться? Ведь это наши песни, с юности помнимые наизусть. Наши души росли из них — и они спасали наши души. Судьбою, о судьбе…
В Театре Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой идет спектакль «Капли датского короля» —по песням Булата Окуджавы. Чуть позже я прочту в сетевом дневнике одной из героинь этого спектакля (не хочется говорить «исполнителей» — судьбу исполнить нельзя, в ней можно лишь быть) Юли Михеевой, поэта, барда, актрисы, художника, такие слова: «В который раз спасибо, что в моей жизни есть „Капли…“. Если бы вы знали, какие силы дает мне этот спектакль… даже не спектакль — зрители. Наверное, пафосно как-то звучит. Но это так. Это правда». А пока я сижу в зале и не понимаю, что со мною происходит. Волшебный голос по ту сторону стола тоже произносит мне слова, много раз слышанные (со сцены или с пластинки, на кухне или у костра): «Разве можно понять что-нибудь в любви?» — И я вдруг растерянно осознаю, что они адресованы исключительно мне. И у меня нет ответа. Затем — тоже ведь совсем не впервые — мне рассказывают про то, что «пуля дырочку найдет». И я - опять вдруг! — догадываюсь, что это вовсе не обязательно о войне, потому что каждый божий день, «чтобы ворона убить, надо ружья зарядить», и из этого замкнутого круга никогда не найдут выхода ни личность, ни власть.
Окуджава, Высокий, Визбор… Те, кто был рядом и после. Те, кто есть сейчас. Их вечные песни о вечном. И - мои, наши. Потому что про меня, про вас, люди моего круга. Про других, возможно, и какая-нибудь «Зайка моя». Но не моя!

Душа страны не отморожена

В последнее время своего рода «хорошим тоном» стало гнобить как минимум на словах, интеллигенцию. Ладно бы, делали это лишь те, кто уже при самом этом слове привычно хватается за револьвер. Но отзываться пренебрежительно об «этих нытиках, всегда и всем недовольных — нравами, властью, ценами» — модно стало и среди… самих интеллигентов. Этакий подыгрыш люмпенскому самосознанию общества «заек». Особым смаком считается потоптаться на шестидесятниках. Отчего ж не потоптаться? Не ответят. Иных уж нет, а те далече. Оставшиеся тоже отвечать не станут. Да и ни к чему. Они просто есть — и делают свое дело.
Та же Елена Антоновна Камбурова, с короткими перерывами на вдох/выдох чуть ли не круглый год выступающая по всей стране со своими потрясающими песенными программами — и повсюду встречаемая с нежностью и благодарностью. Или Юлий Черсанович Ким, Сергей Яковлевич Никитин. Они есть, а значит у страны не отморожена душа. Или большая семья Паперных, являющая собою несколько поколении и несколько ипостасей русской культуры, младший из которых Алексей, автор и исполнитель собственных песен, драматург, режиссер, — это тот самый тип универсально талантливого русского интеллигента, от Ломоносова еще ведущий родословную.
Это об их невымираемости один шестидесятник давным-давно грустно пошутил: «А может, их дихлофосом?», а другой тоже лет 30 с лишним сказал пусть чуть пафосно, но точно: «Есть русская интеллигенция! Вы думали, нет? Есть! Не масса индифферентная, а совесть страны и честь».
«Вечерняя Москва»
Константин Исаков, 10.2007

Другие