+7 (499) 246-81-75
Касса театра работает в пн-пт с 11-00 до 19-30. В сб и вс с 11-00 до 18-00 без перерыва на обед.

Портал Musical World's Blog о премьере спектакля "Маленький принц. Полёт в одном действии"

«Маленький принц. Полёт в одном действии»: зорко одно лишь сердце…
vovse_ne31.08.2020

Никогда не любила я книгу про Маленького принца. В детстве упорно не признавала в ней сказку — ибо где ж видано, чтоб в сказке сначала долго и упорно читали нотации, а потом сводили счёты с жизнью? В юности просто в упор не понимала, что хотел сказать автор. А как повзрослела, так и вообще — как почитала в очередной раз о взаимоотношениях героев, как завопила: «Что за токс?!» — как начала верещать, что Лис — хитрая бестия, сам примазался — мол, приручи меня, а потом сам же: мол, ты приручил, вот и отвечай теперь (нашёл виноватого, ага)… Про Розу вообще молчу…
Ладно, не будем углубляться сейчас в трактовку первоисточника — каким бы человеком ни был Экзюпери (а сложным, поверьте), но он умудрился создать нечто, вызывающее больше вопросов, чем ответов. А ответы, если уж они рождаются, то у каждого свои.
…впрочем, давайте признаемся откровенно: я просто никогда, даже мелкой крошкой, не была способна разглядеть в нарисованной шляпе удава снаружи. А это обидно! «Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать«. Сами вы — «взрослый»!.. Вот вырасту — и объясню этому Экзюпери, что почём!..
«Право же, взрослые — очень странные люди…»
Кто не знает, как я люблю Театр Камбуровой, тот, значит, не читал мои предыдущие отзывы (вот сейчас этим и займитесь… а я лично в начинающемся сезоне всё же постараюсь взять себя в руки и посмотреть, наконец, если не весь репертуар, то большую его часть). Поразительное место — оно находится как бы вне времени и пространства. И не зря называется не абы как, а Театром музыки и поэзии. Здесь властвуют мелодия и слово, здесь творится волшебство, и зрители, если уж оказываются однажды в этих  стенах, мгновенно заражаются бациллой прекрасного (и это тот вирус, надевать маску в защите от которого не только не обязательно, но и строго противопоказано) и приезжают на Спортивную снова и снова.
«Маленький принц. Полёт в одном действии» — спектакль, премьеру которого я с максимальным нетерпением ждала под занавес прошлого сезона. Но жизнь внесла  свои коррективы, и историей о попавшем в катастрофу Лётчике и его маленьком загадочном друге торжественно откроется сезон новый, 28-й.
А мне повезло — я уже видела ЭТО. И пусть предпремьерный показ подразумевает какие-то накладки и недоразумения (да и сколько их там было? одно? и что?), но зато эмоциональный накал, волнение и всё ещё продолжающиеся поиски верного для спектакля пути делают твой зрительский опыт ещё наполненнее и объёмнее.
Как бы выразить мою радость за Дениса Сорокотягина, который создал свой первый спектакль на маленькой геометрически, но большой духовно театральной сцене? Нет, понятно, я предвзята: когда знаешь человека давно, да ещё и сама имела счастье поработать с ним, как с режиссёром (не то, чтоб хвастаюсь, просто этот момент важен для следующего абзаца), то капелька (а, может, каплища, прям здоровенная такая) объективности теряется.
Зато я могу смотреть на сцену — и понимать, пусть примерно и не полностью, что и зачем делал Денис, когда работал над постановкой спектакля. И, помня собственные ощущения, в очередной раз поражаться тому, с каким пиететом и осторожностью он обращается с доверенным ему «материалом» — артистами, их сущностью, органикой, физическими и психологическими особенностями…
«Не могу я с тобой играть, — сказал Лис. — Я не приручен». «Маленький принц» — это «игра» с чёткими правилами, пусть где-то эфемерными и нащупывающимися не сразу, но «приручиться» за радость всем — за зрителей я отвечаю лично, а об артистах и музыкантах сужу, исключительно увидев их работу и самоотдачу.
Но я прямо с порога ушла куда-то в ненужные дебри, а ведь нужно рассказать о главном: «Маленький принц» — не просто спектакль. Это… нет, не бенефис — ведь бенефис, это когда есть артист центровой, ради которого всё и затевалось, и некая «массовка», его обрамляющая. Тут иначе: да, есть главная героиня, но и пара артистов, творящая в созвучии с ней, весомы ничуть не меньше.
Безусловно, появляются эти юноша и девушка на сцене куда как реже, но какой-то столь правильной меркой их присутствие в спектакле отмерено, что на весах общего дела их вклад абсолютно равнозначен и равноценен. Это ли не мастерский подход к «вёрстке» постановки, к переработке текста Экзюпери, к прощупыванию основных мыслей и форм?
Но я опять не о том. Камбурова. Если бы мне сказали, что Елена Антоновна и сама прилетела к нам с далёкой планеты, я б поверила безусловно. Это какое-то совершенно особое явление — на сцене, на экране… Полагаю, и в жизни.
Как может в столь хрупкой, маленькой женщине таиться такая мощнейшая харизма? Как она может, случайно выхватив взглядом твоё лицо в зале, проникнуть на самое донышко твоей души? «Глаза слепы. Искать надо сердцем». И ты уже куда-то летишь, подхваченный энергетикой Камбуровой, и тебе хо-ро-шо…
Не так уж часто сейчас можно увидеть Елену Антоновну на сцене. И вот — «Маленький принц». И она здесь — и Лётчик, и сам Принц, и ещё целый сонм второстепенных персонажей.
Ни единой скидки на возраст (да и есть ли он?.. что за ерунду вы говорите!). Ни одного момента для передышки — весь спектакль Камбурова находится на сцене и держит действие даже своим молчанием.
Работа вне и над полом, гендером, годами и расстояниями. Мгновенное — как будто так и надо, и ничего сверхъестественного в этом нет — переключение из образа в образ, из голоса в голос, из сущности в сущность, из души в душу.
Ни единой секунды неправды — и ты действительно видишь, как перед тобой ведут диалоги Лётчик с Маленьким принцем, а Принц — с Пьяницей или Королём… И твоё сознание отдаёт себе отчёт, что человек на сцене — всего один. А подсознание, оно же сердце, более зорко.
Сердце Камбуровой открыто для зрителей нараспашку, она переносит нас туда — в мир, где живёт Маленький принц, где барашки воюют с розами, а баобабы могут разорвать планету на части… Стой! А такой ли он и чужой — этот мир?..
Это волшебство нужно видеть. А в финале — пуститься в пляс вместе с Еленой Антоновной и Ко. И попробовать поверить, что ты на самом деле всё это видел, что этот мир способен рождать людей, подобных Камбуровой, и не взорваться от переизбытка эмоций и необъяснимой, но почти ощутимой силы.
Ай, да не славословлю я и не сошла с ума, выдавая на-гора столь громкие слова!.. Это вообще не в моих правилах — кого-то так громко восхвалять. Но что ж я поделаю, если Камбурова творит со мной такое?..
Ладно, снизим градус текста, подумаем о спектакле, как таковом. Впервые, пожалуй, сказка о Маленьком принце сотворила со мной подобное. Мало того, что я, наконец, осознала и приняла, о чём вся эта история, так я ещё и прорыдала чуть ли не всю финальную часть.
Да, я прекрасно отдаю себе отчёт, что осмысляла происходящее, глядя сквозь призму постановщика. Но картина же сложилась. И мне стала понятна проблема с Лисом — здесь временные рамки как-то размыты и перемолоты, и кажется, что Маленький принц оставляет своего «прирученного друга» не посреди сюжета (никогда я не могла вместить в мозг, почему это происходит в книге), а уже тогда, когда решает покинуть землю и вернуться домой.
И сама тема Лиса делается логичной: нет, он не требует от Принца странного, сам же и навязавшись. Он вопиет о помощи: мне одиноко! Не бросай меня!
Одиночество. Реперная точка спектакля. «Будем друзьями, я совсем один!» Одинок Принц, путешествующий от планеты к планете и оставивший свою (одинокую!) Розу. Одинок Лётчик, пытающийся починить свой самолёт. Одинок Лис. Одиноки жители планет, на которых побывал главный герой.
Сама пустыня — место действия книги и спектакля — символ одиночества. И песочная анимация, песочного цвета костюмы и декорации умножают этот мотив.
Наверное, это очень страшно — быть ребёнком в мире взрослых. Впрочем, так ли мало нас таких?..
— А где же люди? — вновь заговорил наконец Маленький принц. — В пустыне все-таки одиноко…
— Среди людей тоже одиноко, — заметила змея.
И кто такой Маленький принц — гость из космоса или же альтер-эго Лётчика, вырвавшееся на волю сквозь бред человека, страдающего от жажды и жары посреди Сахары? А все остальные персонажи — Пьяница, Честолюбец, Король, Деловой человек? Может, это частицы души, которые Лётчик прятал от самого себя?
И кто такой Лётчик? Экзюпери, написавший странную сказку под грохот войны, или… каждый из нас?
Одиночество в толпе. Одиночество в семье. Одиночество наедине с собой. Возникающее от страха посмотреть на себя под новым углом. Покопаться в собственных глубинах. «Странный народ эти взрослые».
Понятия не имею, вкладывали ли создатели спектакля все эти мысли в своё детище. Но они возникли у меня. А так и надо — если ты выходишь из театра наполненным, значит, всё сложилось.
Я первые минут 15 после поклонов могла только разевать рот и махать руками, настолько мощно по мне проехался каток «Маленького принца». Потом два дня собирала в один комочек мысли. Ибо много было их. Рассуждаю до сих пор.
В этом и ценность. Ты сам ищешь ответы на вопросы, которые когда-то поставил перед читателями Экзюпери, трансформировал режиссёр и передали артисты.
Но тут — не потому, что, как, увы, часто бывает по выходе из театра, твой мозг девственно чист, ты вааааще не понял, что тебе хотели сказать, и, дабы не признавать, что посмотрел полную хрень и зря потратил время и деньги, ты пытаешься вложить в увиденное смысл и подтекст.
В «Маленьком принце» — наоборот. Слишком много сути. Полновесной, многомерной сути. Какие-то аспекты даже не осознают ни режиссёр, ни артисты, но они считываются зрителями. И всё это надо будет пережить, переварить и осознать.
Это ли не тот, истинный,  настоящий Театр?
Да, и предупреждаю: всё начинается банально. Лётчик вещает про нарисованного удава снаружи и внутри (вы же помните книгу?..), всё довольно спокойно и даже вяло… И винты самолёта начинают раскручиваться… Они вращаются всё быстрей и быстрей (не зря же действо имеет подзаголовок «Полёт в одном действии»)… От сцены к сцене напряжение возрастает, примерно к середине становится страшновато лишний раз вдохнуть, чтобы не пропустить что-то важное…
В финале самолёт взлетит — и те винты, которые вращались в вашем подсознании, завертятся над сценой. И вы тоже улетите — куда-то туда, ввысь… Ну, если, конечно, вас пробьёт так же, как меня. И мне б этого хотелось…
Давайте расскажу, кто ещё был на сцене. Музыканты: Дарья Барскова (скрипка), Пётр Тишков (флейта) и сам режиссёр Денис Сорокотягин (клавиши).
Кстати, музыки в «Маленьком принце» много, она пронизывает всю ткань спектакля. И пусть авторских песен всё того же Дениса вы услышите всего четыре, но мелодии — не фон, а полноправные действующие лица постановки — будут сопровождать вас на протяжении всего полёта. (А какая шикарная музыкальная цитата из Камбуровской песни «Кто тебя выдумал, звёздная страна» — это ж сказка… Всё, не спойлерю, не спойлерю!)
И артисты.
Юлия Зыбцева — забавная и нежная Роза и вершительница-Змея. Да, Экзюпери отлично проехался по жене, описывая Розу (вот сам он злобный буратино, я вам скажу!..). Но тут даже у меня не возникло никаких вопросов и отторжения — да и чуть ли не впервые я увидела Розу, поданную без комизма и перегибов (или, наоборот, без излишнего «трагизма»). Змея же — ну… Это видеть надо. Юлию давно люблю и была бесконечно счастлива, узнав, что именно она будет работать в спектакле.
Данил Можаев — Лис, Деловой человек… ну, и «аватар» Честолюбца, если хотите. Жутко обаятельный молодой человек — если вы вдруг по каким-то причинам опасаетесь смотреть «Маленького принца» (ну, там, в Театре Камбуровой ни разу не были, саму Елену Антоновну в деле не видели, прочая, прочая), то хотя бы ради Данила приходите. Влюбитесь, помяните мои слова. Это тот артист, который искренне кайфует на сцене — и вы вместе с ним.
«Маленький принц» — штука, оставляющая массу вопросов. Как и оригинальная сказка, казалось бы. Но, выйдя из театра, вы найдёте для себя ответы.
К примеру, я долго ломала голову, почему полёты на разные планеты поданы именно так — часть персонажей играла сама Камбурова, Деловым человеком был Данила, а вот Честолюбец имел лицо Можаева, но голос Елены Антоновны. Но я для себя расставила все точки: кто был ближе Лётчику, кем он себя охотней признавал, тому «не досталось» другого артиста для отображения. (Снова напишу: не в курсе совершенно, что подразумевал под этим всем режиссёр, но моё видение таково.)
«У тебя будут звезды, которые умеют смеяться!»
Вы, ваш внутренний Маленький принц, дадите себе ответы на вопросы, которые мучили вас, возможно, много лет. У меня — получилось. И, да, я хочу ещё раз (хотя почему — раз?) посмотреть этот спектакль. Чтобы уже не взглядом новичка, но знатока посмотреть на происходящее и увидеть новые, незамеченные прежде грани.
«Пожалуйста… приручи меня!» Не этого ли мы жаждем, придя в театр? Здесь — сбывается. И это прекрасно!

PS. И главное. Я привыкла, что Маленького принца зачастую играют молодые актрисы, демонстрируя эдакого прекрасного подростка. Но Экзюпери писал: «малыш». И в спектакле Камбуровой он такой — маленький мальчик, живой и настоящий.

Мне, начинающей маме, смотреть подобное было максимально душевлезательно: я видела в этом Принце своего ребёнка, я понимала, что вот так оно и может быть. Снова — впервые, если говорить об этой сказке. И у меня теперь есть свой Маленький принц. Он приручил всю семью давно, но вот от одиночества как-то надо его оградить… Ибо — ну его, зачем оно?..

http://musicalworld.ws/blog/?p=23481
















































Другие