+7 (499) 246-81-75
Касса театра работает ежедневно с 12-00 до 19-00 на возврат билетов и на продажу билетов через онлайн-сервисы. Продажа билетов за наличные не осуществляется.

Театр-невидимка для непосвященных, "Культура"

«Семь тетрадей» — моноспектакль Елены Камбуровой

Есть в Москве театры-невидимки, которые по официальному статусу есть, а вот для широкого зрителя их вроде как и нет. И вовсе не потому, что, упаси бог, недостойны они внимания в творческом плане. Просто так сложились обстоятельства. Оттого вдвойне приятно бывает узнавать, что коллективы эти творят наравне со всеми — удачно и плодотворно.
Недавно один из таких коллективов-невидимок — Театр музыки и поэзии п/р Е. Камбуровой — показал публике премьеру: «Семь тетрадей» по произведениям Ю. Кима. Произведение, позволяющее говорить о том, что театр, наконец, ступил на новую ступень развития. До сего момента деятельность членов коллектива представляла собой в основном концертные выступления. Что до «Семи тетрадей», то хотя песни и являются главной составной частью, это полноценный драматический спектакль. Со сквозным сюжетом (автор либретто и режиссер О. Кудряшов), театральным оформлением (художник И. Ютанина) и великолепным актерским исполнением. И при том, что спектакль этот — моно, Е. Камбурова, которую по праву можно назвать «человек-театр», создала абсолютную иллюзию того, что в действии принимают участие множество артистов, совершенно не похожих друг на друга, — со своими голосами, пластикой. А она сама — всего лишь связующая нить, проводник между миром песен Ю. Кима и их сегодняшним воплощением.
На сцене — нечто среднее между большим коммунальным коридором и открытым всем ветрам двором: бельевые веревки, шкафы, уютный полумрак. И человек в костюме художника, замечтавшийся в старом кресле-качалке, который, словно по мановению волшебной палочки (а точнее, по сигналу невидимого автора-демиурга), оживает, дабы поведать нам о своей жизни и о мире вокруг. А в мире этом есть все: от «Фантастики-романтики» и «Любви на все лады» до притворства, клеветы и трагедий. Мелодии, на первый взгляд незатейливые и знакомые, складываются в единое драматическое повествование. Из старого шкафа-сундука в углу извлекаются то клоунский нос, то огромная смешная кепка, то лирический шарфик влюбленной дамы или мышино-серый галстук местного злодея и вот перед нами собирательный портрет Его Величества Простого Человека, живущего где-то неподалеку от нас; счастливого — в меру, мечтающего о неземной любви, но вполне довольного ласковым взглядом соседки по лестничной площадке, в свободное от ежедневной суеты время размышляющего о смысле бытия, а самое главное — радующегося каждой секунде своего пребывания на этой земле. Даже если наступают моменты, когда белый свет застят чернота и горе.
Ведь все равно через какое-то время солнце выглянет из-за туч. Неспроста самый драматичный эпизод спектакля (пятая тетрадь — «Да осенит тишина!») — то ли молитва, то ли прощание с ушедшими людьми и мгновениями, то ли обрядовый плач — сменяется прозрачным и легким попурри из мелодий фильма «Обыкновенное чудо». И рождается ощущение, что волшебство возможно, надо только в него поверить — и оно свершится. Как свершилось и маленькое домашнее чудо в Театре музыки и поэзии. Вернее, даже несколько таких чудес. Стопроцентное попадание песен Ю. Кима в стиль Е. Камбуровой — раз. Песни, свободно уложившиеся в пьесу, — два. Наконец, первый блин (то есть первый опыт подобного плана), не вышедший комом, — три. А это, судя по реакции зрителей, с лету принявших спектакль, совсем немало.

«Культура»
Анна Андреева, 14.12.2000