+7 (499) 246-81-75
Касса работает в пн-пт с 11-00 до 19-30. В сб и вс с 11-00 до 18-00 без перерыва на обед

В ту же воду. "Итогти", М. Зайонц

В ту же воду
Вслед за Олегом Меньшиковым спектакль «1900» сыграл актер Тимофей Трибунцев

К тому, что какая-нибудь классическая пьеса становится вдруг популярной и ее начинают репетировать иногда два, а то и больше театров, мы уже привыкли. Но вот вам — малознакомый текст итальянского писателя Алессандро Барикко «1900», его еще откопать надо постараться. И два, не знаю, знакомых ли друг с другом актера принимаются вдруг его репетировать. Первым успел с премьерой Олег Меньшиков. Теперь пришла очередь Тимофея Трибунцева. Позиция, сами видите, невыигрышная. В одну и ту же воду, говорят, второй раз входить не рекомендуется. У Меньшикова репутация одиноко блуждающего гения, у Трибунцева пока вообще никакой репутации нет. Поднимите руки, кто его знает? Раз-два (это стойкие театралы) и обчелся. А зря. Актер он еще молодой, но уже совершенно очевидно — очень хороший. Трудится, и весьма успешно, в театре «Сатирикон», в кино, как положено, снимается, но такая у него неуемная жажда творческой деятельности, что он и на стороне что-то делать успевает. Теперь вот в театре у Камбуровой моноспектакль представил.
Тем, кто умудрился до сих пор про этого «1900» ничего не слышать, надо сказать, что со сцены рассказывается (именно так, рассказывается, а не играется) история о гениальном пианисте, который родился на океанском лайнере «Вирджиния», плавающем между Европой и Америкой, и ни разу за сорок с лишнем лет не сошел с него. Он и умер вместе с этой «Вирджинией», отказавшись покинуть корабль, когда изношенную посудину начинили динамитом и взорвали далеко в море. Звали гения весьма затейливо, а в конце, как росчерк, значилось: 1900-й — год его рождения и начало всей истории. Ни Меньшиков, ни Трибунцев 1900-го не играют, рассказ ведется от имени его друга, еще одного музыканта в корабельном джазовом оркестре. Так что от сравнений нам теперь никуда не деться, они, как говорится, сами напросились.
На меньшиковский спектакль все критики разом навалились, пришли, написали. Теперь вот спрашивают, интересуются: кто лучше? Ответить можно просто — оба лучше. Класс актерский, он класс и есть, сразу виден. Трибунцев выступил вторым, но - не проиграл. Оба легки и элегантны, но Меньшиков увлекся импровизационностью и предпочел небрежный, в одно касание пробег по нотам, то есть по словам, половину из которых не все расслышали. У Трибунцева текст звучит отчетливо, каждая нота, каждое слово, но он умудрился и джазовую беглость при этом не потерять, и стильность. И только в самом конце спектакля Трибунцев Меньшикову уступил практически без боя. Интересно задуматься отчего.

В финале 1900-й объясняет, почему он так и не сошел на берег. На корабле в его распоряжении было 88 клавиш, он знал их наперечет и управлял ими, как царь. На суше его пугала бесконечность, управлять которой мог только Бог. И герой предпочел быть Богом на корабле. Именно тут Меньшиков впервые за спектакль становится 1900-м, это его тема, задевающая что-то очень личное. Он не просто искренен здесь с залом, сокровенным делится. А Трибунцев демонстративно отстраняется от этого монолога как можно дальше. Часть текста не пойми зачем звучит по радио (так они вместе с режиссером Александром Марченко придумали), конец и вовсе смазан. Похоже, страх таланта затеряться в толпе актеру Трибунцеву пока неведом. Может, это и хорошо, но финал в его спектакле совсем не прозвучал.

Марина Зайонц, «Итоги»
12.05.2008