+7 (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 19.30. с Пн. по Пт. В субботу и воскресенье с 11.00. до 18.00.

Земля с большой буквы. "Новая газета", Наталья Зимянина

Земля с большой буквы
Иван Поповски овеществляет музыку

Скорее всего, это самый верный шаг навстречу классической музыке. Если изложить содержание нового спектакля «Земля» в Театре поэзии и музыки Елены Камбуровой дословно, выйдет косноязычно, неубедительно и даже нелепо. Потому что музыкальный руководитель спектакля Олег Синкин и режиссер Иван Поповски попытались выразить именно то, что не поддается словам: генетическую память человечества и дар каждого из нас время от времени чувствовать себя песчинкой в огромности мироздания.
Сначала вас похоронят. Почти буквально. Вот уж и стук комьев земли о стеклянную крышку твоего гроба… Думаешь: зачем пришла? Кошмар. Зал маленький, уйти некуда, что же делать, куда деваться? Но после минуты этой жутковатой, а впоследствии постыдной муки потом долго, с легкостью, с превосходством посвященного и с удивлением ребенка смотришь на Землю со стороны. История ее тысячелетий пройдет перед тобой в песочнице (примерно десятикратно большей, чем обычная детская).
Это будет не 3D, не голография, не занудные цитаты, назидательно читаемые страшным баритоном. Почти полтора часа вживую звучит музыка Баха — кто будет отрицать, что он возносит нас над житейским даже в самые отвратительные времена. Когда-то учительница в музыкальной школе осмелилась сказать нам, что ария “Erbarme dich” — неземной красоты, будто продиктована свыше. В спектакле, где звучит и эта ария, вся музыка воспринимается именно так.
Играет живой оркестрик, с десяток музыкантов. Пять певцов — три женщины и двое мужчин — поют шедевр за шедевром, трудное многоголосие — и такое чистое! Олег Синкин специально выбрал не академических солистов, а музыкантов, получивших образование дирижеров-хоровиков, — только они изначально понимают, что такое создать, по словам Олега, «волшебную хоровую картинку», а не ярмарку вокального тщеславия.
Иногда мелодии, предназначенные для голоса, играют оркестранты (как раз “Erbarme dich” — «Будь милостив к моим слезам»), а в Концерте для двух скрипок вместо оркестра солистам «аккомпанируют» певцы. Вся эта, с позволения сказать, подборка, очень личное the best of Bach, зрела и собиралась года четыре. И вся эта безукоризненная работа заставляет десять раз, протерев глаза, перечитать в программке: «Фонограмма в спектакле не используется».
Тем временем в песочнице ни на минуту не прекращается какое-то движение, миропреобразование с помощью множества простейших или загадочных фокусов. Артисты то в образах ветхозаветных страдальцев, измученных то ли пытками, то ли жаждой в пустыне; может быть, это уже не живые люди, а лишь видение их плоти, ауры их душ, еще не до конца испарившихся с Земли (художник по свету Владислав Фролов). То в образе демиургов, с любовью и медленным тщанием творящих мир — пирамиды и океаны, сады, круги, разломы, очертанья участков, которые еще не скоро станут называться странами. Но и любая стихия в одно касание сметает сей созидательный труд!
Из песка вдруг могут высунуться живые руки — они сюрреалистически торчат, может быть, со дна Чистилища. Или это из Рая изливается бесконечное синее полотно реки (неба?), а свет позволяет песку и самому превращаться в потоки сияющей животворной воды, веками неудержимо текущей меж пальцев. Уже пятый раз Иван Поповски делает в Театре Елены Камбуровой спектакль неведомого формата, овеществляя музыку.
Театр неповторимой актрисы и певицы, как и она сама, под форматы не подпадает. Поэтому спектаклю «Земля», скорее всего, не видать никогда никакой «Маски». Музыкальные критики театр не посещают, уверенные, что туда списана авторская песня и старомодная поэзия. Да и на Баха они пойдут разве что в Большой зал консерватории. Драматические забегались по статусным премьерам, так часто грохочущим как камни в пустой кастрюле.
В программке свой крошечный философский спектакль Иван Поповски обозначил как «Сочинение для театра на музыку И. -С. Баха. Никаких замысловатых историй». Правильно, от замысловатого тошнит уже. А просто умного — как в спектакле «Земля» — все больше не хватает.

Новая газета
Наталья Зимянина, 16.03.2013