Журнал "Страстной бульвар": "Ибо крепка, как смерть, любовь..." / "Турдейская Манон Леско" в Театре музыки и поэзии п/р Е.Камбуровой

Театр музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой представил спектакль по забытой повести писателя и искусствоведа Всеволода Петрова «Турдейская Манон Леско». Автор, петербургский интеллигент с тонким литературным и художественным вкусом, ученик Николая Пунина и друг Даниила Хармса, написал пронзительную историю о любви, основанную на событиях, которые произошли во время Великой Отечественной войны. На сцене театра история, рассказанная писателем, приобретает характер притчи.

Повесть, пролежавшая в столе более шестидесяти лет и опубликованная уже после смерти Всеволода Петрова, поставлена впервые режиссером Денисом Сорокотягиным. Это его четвертая работа на сцене Театра Елены Камбуровой.

«В "Манон" фактически документальный текст делает попытку оторваться от жизненной правды и осмыслить ее через искусство, которое сопровождает главного героя всю жизнь, - размышляет режиссер. - Один из эффективных методов для переживания трудных времен - отстраниться и посмотреть на всё со стороны. На время сегодняшнее через призму прошлого, в котором, как выяснилось, все скроено по тем же лекалам».

Сценическая версия театра включает в себя тексты Данте, Михаила Кузмина, поэтов-обэриутов Николая Олейникова, Александра Введенского, Даниила Хармса и самого режиссера. Жанр спектакля о «советской Манон Леско» определен как «читакль». Такой формат, ставший своеобразным театральным эскизом, чем-то средним между читкой и сценическим действием, дает возможность для игры воображения, полета фантазии и выхода за рамки бытовой драмы.

Сценическое действо - «читакль» - складывается как мозаика из полотен Ватто, которые уводят нас из тесного пространства военно-санитарного вагона в атмосферу галантного века, поэтических текстов и музыки, превращая мир спектакля в удивительное путешествие влюбленной души. Мозаику, а точнее сказать симфонию полета любви и поэтической недосказанности создает еще и замечательная живая музыка. На сцене постоянно присутствуют двое музыкантов - пианист (сам режиссер Денис Сорокотягин) и мальчик-виолончелист - Степан Аникеев-Кондрашин, исполняющий еще и небольшую выразительную роль.

«Наша Манон - это история из лоскутков - холстов рококо, стихов прошлого века и шекспировских трагедий, разложенных по страницам военной хроники, - рассказывает художник-постановщик, дебютантка Елизавета Архангельская. - Где серая степь расцветает садом, и рельсы звучат виолончелью. Ни виолончель, ни сад не заглушают взрывы, но в промежутках между ними людям все равно удается любить и жить».

Главный герой - Он (Роман Калькаев), альтер эго автора Всеволода Петрова - внешне, казалось бы, не очень соответствует образу влюбленного военного писателя. Но у актера присутствует точное внутреннее попадание в тонкую натуру этого книжного интеллигента, переживающего духовное событие, которое определило всю его жизнь. Его возлюбленная Вера (Любовь Логачева, недавняя выпускница ГИТИСа, актриса, обладающая прекрасным голосом) может показаться вполне приземленной и легкомысленной девушкой, но авторы спектакля предлагают посмотреть на нее глазами любящего человека, возвышающего и вписывающего историю своей любви в историю всего мирового искусства.

Есть в спектакле и любовный треугольник, лишь намеченный в повести. Врач Нина Алексеевна (Юлия Зыбцева) - преданный друг, тихо и самоотверженно принимающая все превратности и своей судьбы, и чужой. Тихий и почти незаметный, но очень важный человек в жизни героев.

То, что произведение закончится трагически, тонко и почти незаметно, легкими музыкальными нотами и штрихами начинает проявляться уже в начале спектакля. Но чувство горести и боли от утраты переходит в чувство светлой надежды. «Ибо крепка, как смерть, любовь...»


Фото Игоря ЗАХАРКИНА предоставлены театром
Степанова Галина

http://www.strast10.ru/node/6183

Другие